Ловцы хайпа на китайской волне

Administrator, 26.08.2020 18:19
Просмотров: 6345

С наступлением «эры ковида» страсти в рунете по поводу китайского туризма практически сошли на нет. Если о нём и говорится, то, скорее, с заметной нотой тоски по утраченному рынку экспорта услуг. Или, говоря проще, по тем, кто еще не так давно в основных центрах российского туризма был едва ли не главным покупателем гостиничных номеров, брендовых товаров и сувениров, заказчиком транспортных и авиационных перевозок. Короче, по китайскому туристу.

 

 

Тем больший интерес вызывают редкие ныне публикации иного характера, мягко говоря — критического. Так, на Яндекс. Дзен обратил на себя внимание материал под провокационным названием «Что творили китайцы в Петербурге до пандемии… Теперь они вернулись?!». Автор этого бессмертного творения пришел в ужас от одного только факта (вычитанного им на очень позитивном и правдивом ресурсе fontanka.ru) того, что в Питере были замечены ЦЕЛЫХ ДВЕ (!) группы китайских туристов! Гражданин впал в панику!.. — у него перед глазами замаячила перспектива того, что скоро на улицах Санкт-Петербурга из-за китайцев будет не пройти, в музеи и туалеты (которых и так хронически не хватает) — не попасть, в гостиницу — не заселиться… Видимо, под влиянием депрессии он снова перечислил все слухи, все стереотипы и все грехи, приписываемые китайским туристам — и действительные, и мнимые, и в конце перекрестился: «Свят, свят, свят! Господи, упаси и помилуй!..».

Китайские туристы действительно составили почти 20% от 4.9 млн. иностранных туристов, посетивших Санкт-Петербург в 2019 году. Это, приблизительно, 1 млн. человек. Если в среднем иностранный турист приносит городу 34 тысячи рублей, то, получается, китайские туристы оставили в прошлом году как минимум 34 млрд. рублей. При этом реальные цифры, скорее всего, выше, так как официальная статистика свидетельствует о том, что траты китайских туристов в России за последние два года значительно выросли, до почти 250 млн. долларов (при этом эксперты считают, что реальная цифра выше как минимум в 4 раза). Такой рост связывают с тем, что сокращается доля «серого» сектора в китайском туризме, в том числе и в Санкт-Петербурге. Этот факт свидетельствует или о том, что лучше стали работать в этом направлении городские власти, или о том, что китайские туристы нашли возможности избегать «услуг», навязываемых им гидами и турлидерами. Скорее, последнее, т. к. скупое информационное поле Санкт-Петербурга не дает возможность сделать вывод о вкладе туристских властей в изменение ситуации. Но однозначно, если ликвидировать, в сотрудничестве с законодателями и силовиками, все те темные зоны, через которые деньги от туристов попадают не в городской бюджет, а в карманы дельцов, создавших альтернативную туристскую инфраструктуру, то миллиард не миллиард, а еще пятьсот миллионов туристских долларов дошли бы до городского бюджета!

Еще о вкладе туризма в экономику города говорит такой факт: сегодня, в условиях пандемии, гостиничный бизнес ежемесячно теряет до 500 млн. долларов! А это значит, что серьезно сократилась и доходная часть городского бюджета. И в такой ситуации презрительно морщиться на китайских туристов может только человек, которому наплевать на тех, кто с потерей этих туристов потерял доходы, зарплату; на тех, кто не может оплатить кредиты, взятые на приобретение туристских автобусов, на производство сувениров; наплевать на то, что именно этих туристских денег городу не хватит на то, чтобы продолжить благоустройство и реконструкцию.

Да, китайские туристы — не самые комфортные для гостиничного бизнеса, для местных жителей, для окружающих. Да, они шумные, у них собственное представление о культуре, порой они не скрывают своего недоумения по поводу уровня экономического развития России и нашего градостроительства, городской инфраструктуры (так, им не понять, почему в наших городах так мало приличных туалетов, да еще они все платные?!..). Но при всем при этом они являются, можно сказать, возобновляемым денежным ресурсом, они — главные потребители определенных групп товаров и услуг. Отказаться от них в угоду снобам — это, мягко говоря, неразумно. Ведь не отказывается же Таиланд, или Турция, да и все другие страны от не всегда трезвых, и поэтому часто неадекватно себя ведущих русских туристов! Обычно вполне достаточно, учтя особенности этого рынка въездного туризма, адаптироваться к нему. Там, где китайскому туристу четко обозначены границы дозволенного (а для этого обычно хватает соответствующих табличек на китайском языке) и рамки приличия, он ведет себя вполне законопослушно. К тому же в последние годы культурный уровень китайских туристов заметно изменился в лучшую сторону.

Санкт-Петербургу, Москве, Иркутску и всем другим, популярным у китайских туристов, российским въездным центрам, надо формировать такую туристскую инфраструктуру (туалеты, автобусные стоянки и пр.), которая, с одной стороны, безболезненно «переварит» любые объемы китайского туризма, а с другой — оградит от туристов горожан и обеспечит им, горожанам, спокойствие. Всё это проходили многие мировые центры въездного туризма, некоторые даже не справились с этой задачей, и получили протесты и снижение объемов въездного туризма, и их опыт тоже нужно изучать с тем, чтобы не наступить на очередные грабли. На этот раз — туристские…

Санкт-Петербургу, другим нашим туристским центрам необходимо активно противодействовать информационным «наездам» на китайский туризм, потому что если в городе сформируется негативный психологический фон по отношению к китайскому туристу и он, в итоге, откажется туда, в Питер, ехать, то последствия этого будут очевидны: бюджет недополучит сотни миллионов долларов. А публикации, подобные вышеупомянутой, активно навязывают горожанам синофобию! При этом не слишком искушенный в этнической физиогномике городской обыватель будет принимать за китайцев и вьетнамцев, и японцев, и малазийцев, и даже собственных сограждан — россиян тюркского и монгольского (буряты и калмыки) происхождения. То есть ненавидеть всех, кто азиатской («восточной») наружности. А это уже ксенофобия, и она «имеет место быть» в ряде российских городов. Кстати, в Китае сегодня власти ввели серьезную ответственность за ксенофобские публикации в интернете и других СМИ в адрес иностранцев. Потому что там понимают — это может отразиться на въездном туризме, а значит — и на жизненном уровне тех 70 млн. китайских граждан, которые, так или иначе, зарабатывают на туристах.

Завершая, хочу сказать, что, с учетом образования и опыта нынешнего руководителя Комитета по туризму Санкт-Петербурга, этот город мог бы вообще стать моделью работы с китайским туристом для всей страны.

Уверен, что Сергей Корнеев вполне понимает значение для Санкт-Петербурга китайского рынка въездного туризма, а также важность информационно-пропагандистской работы не только с туристами, но и с населением, и обеспечит нейтрализацию, с цифрами и фактами в руках, подобных антикитайских, «антивосточных», т. е. ксенофобских публикаций, единственной целью которых является желание «словить хайп» на сложной теме.

Автор: Владимир Бережных 

Комментарии (0)