О возрождении въездного туризма в России

Administrator, 11.09.2020 11:02
Просмотров: 10941

Пандемия показала, насколько туристская отрасль важна для занятости населения, для местных бюджетов, в целом для страны. Летом эта сфера несколько ожила за счет внутреннего туризма, но его объемов явно не хватает даже на то, чтобы хотя бы частично закрыть имеющиеся предложения по туристским услугам на территории России.

 

 

Упали ниже плинтуса объемы российского экспорта услуг, то есть привлечения валюты в страну за счет въездного туризма. Для России въездной туризм — это, конечно, далеко не главный источник валютных доходов, но, однозначно, сильно недооцененный до самого последнего времени. Но сегодня отношение к туризму на высшем уровне явно изменилось в лучшую сторону, и правительство России сделало несколько важных шагов, направленных на развитие отрасли.

Как и любое экспортное сырье, въездной туризм нуждается в рынках сбыта. Для России важнейшим таким рынком, при этом — безграничным, и непосредственно граничащим с нашей страной, является Китай. Наши опросы через различные группы в вичате говорят, что китайцы готовы поехать в Россию сразу, как только мы победим коронавирус и для них откроют нашу границу. Но вот нужны ли они нам?!.. Может быть, правы те, кто призывает не пускать китайских туристов в Россию? Но вот конкретный пример того, сколько реально дает китайский туризм в местные бюджеты. Так, Екатерина Сливина, руководитель Агентства по туризму Иркутской области, рассказала, что китайские туристы в 2019 году принесли 60% от одного миллиарда рублей налоговых поступлений от туризма в бюджет региона. Для Москвы 600 млн. рублей — это, наверное, смешная цифра, но для сибирского региона — вполне весомая. В условиях обострения отношений России с условным Западом за счёт кого еще, кроме китайских туристов, можно в кратчайшее время реанимировать наш рынок въездного туризма после пандемии? Блогеры-алармисты, призывающие закрыть Россию для китайских туристов, ответа на этот вопрос не дают. Как нет у них ответа и на вопрос, какими способами это можно обеспечить? Запретить нашим дипломатическим представительствам в Китае выдавать российские визы, а китайским авиакомпаниям — летать в Россию? Ежу понятно, что тут же последует молниеносный и адекватный ответ, и перед нами тоже опустят шлагбаум. А у нас, жителей Сибири и Дальнего Востока денег на Куршавель как не было, так, скорее всего, и не будет…

Я не буду подробно останавливаться на реально существующих проблемах с конкретной отдачей от китайского туризма, все и так о них знают. Но убежден — для России было бы полной глупостью отказаться от такого источника доходов, как въездной туризм из Китая. То, что мы никак не можем сформировать условия для того, чтобы эти доходы не уходили «мимо кассы», т. е. нашего с вами кармана и бюджета — это не повод поставить крест на этом направлении. Надо исходить из того, что китайский въездной туризм России не только выгоден, но и неизбежен. Точно также неизбежен, я очень на то надеюсь, как и туризм из России в Поднебесную.

Что делать?

Но для того, чтобы обеспечить полную отдачу от въездного туризма из Китая, необходимо заниматься настройкой под китайский рынок существующей туристской инфраструктуры и формировать новую, способную безболезненно «переварить» любые объемы китайского туризма. Приступить, наконец, к устранению законодательных и иных лазеек для нечестных дельцов, паразитирующих в России на китайских соотечественниках-туристах. Обеспечить им, китайским туристам больше возможностей для самостоятельных путешествий по России с тем, чтобы они не зависели целиком и полностью от собственных гидов и сопровождающих, беспощадно их обирающих в «хитрых» магазинах, «вешающих лапшу на уши» вместо полноценной экскурсии по Иркутску, по Москве, по Кремлю и Эрмитажу и т. д. Для этого надо использовать, в том числе, такие безальтернативные платформы (для китайцев они сегодня — жизненно важные), как коммуникационная платформа «вэйсин» (мессенджер WeChat) и картографическая Baidu, подписав с ними, на высоком (может быть, даже на межгосударственном) уровне соответствующие соглашения. Также на высоком уровне надо поддержать программу «China friendly», реализуемую Ассоциацией «Мир без границ» с тем, чтобы в неё было не просто выгодно войти, но и престижно. Напомню, целью этой программы является создание условий безопасного и комфортного отдыха в России для китайских туристов.

А еще нам всем надо готовиться к отмене визового режима между нашими странами, что произойдет рано или поздно, и обеспечит взрывной рост китайского туризма в Россию. С одной стороны это новые риски и проблемы, а с другой — совершенно новые возможности зарабатывать на китайском туризме не только в Москве, СПБ, в Иркутске и в нескольких других известных въездных центрах, но и по всей территории России. Потому, что появится возможность диверсификации туристских направлений и дестинаций для китайского туриста, создание новых мотиваций для его поездок в Россию.

Все это надо иметь в виду, и отрабатывать разные варианты уже сегодня. Для этого Ростуризму необходимо воссоздать общественный Совет (или Совет научных консультантов/экспертов) по китайскому туризму, а может быть — и внутри собственной структуры сформировать специализированное подразделение. Которое бына регулярной основе занималось, например, выявлением перспектив и рисков, связанных с увеличением объемов китайского въездного туризма, разработкой рекомендаций для МСП, при этом максимально используя опыт, наработанный на китайском направлении «Миром без границ», тех влиятельных туроператоров, которые специализируются на китайском направлении (таких, как «Спутник — Иркутск») и др.

Великий Чайный путь… — идея-фикс, или реальность?!..

По-хорошему, на эту тему — про Чайный путь — надо было писать отдельно, но поскольку «Дорога ложка к обеду…», решил в данном материале упомянуть и о нём. Дело в том, что 25 августа должно было состояться, в on-line формате, очередное совещание руководителей туристских ведомств наших стран (т.н. «Встреча министров туризма трех стран»). И главной темой на этот раз должен был стать как раз Великий Чайный путь. Но поскольку на тот момент в отношении замминистра культуры и туризма Ли Цзиньцзао велось партийное расследование (а 4 сентября его сняли с должности), то китайские товарищи попросили перенести мероприятие на месяц позднее. Не готовы были говорить на тему Чайного пути и монгольские коллеги, где одномоментно сменились и министр туризма и окружающей среды, и его заместитель, также курирующий туризм. Так что Зарина Догузова внезапно оказалась самым опытным из туристских начальников государственного уровня. Ей, как говорится, и карты в руки!.. — удобный случай взять в свои руки направление, которое ранее полностью было в руках китайских товарищей. А именно — Великий Чайный путь.

С интересом будем ждать через две недели результаты видеоконференции. Если, конечно, она состоится. А то, вполне возможно, перенесется на следующий год, и пройдет уже в обычном своем формате — глаза в глаза, а это всегда лучше.

Итак, Великий Чайный путь… — идея-фикс, или реальность?!.. Если под этим словосочетанием подразумевать трансграничный гастрономический тур на тему чая (по аналогии с винными турами во Франции, Италии или в Крыму), то эта идея мертва. Если же понятием «Великий Чайный путь» обозначать в целом туристский наземный поток из Китая в Россию, то это реальная перспектива, но при условии серьезной работы в этом направлении. Подчеркну, что я говорю именно о наземном туристском потоке — то есть по железной дороге, автобусами и когда-нибудь — даже на личных автомобилях. При этом совершенно не важно, совпадает он с историческим Чайным путем, или нет, главное, что выдерживается общее направление — из Китая в Россию, в том числе и через территорию Монголии. А в некоторой перспективе — и в обратном направлении.

Почему я подчеркиваю слово «наземный»? — да потому, что только в таком случае дивиденды от китайского туризма будут получать не только Иркутск, Москва, Санкт-Петербург и еще пара-тройка городов, но и населенные пункты — небольшие города (такие, как Кяхта или Кунгур) и даже деревни — вдоль этого самого Чайного пути. Если турист из Уханя или Шанхая прилетел, например, в Иркутск на самолете, то это, естественно, никакой не Чайный путь.

Хочу напомнить, что пункт о развитии Чайного пути вошел в План мероприятий Программы развития Экономического коридора Китай — Монголия — Россия. Не буду спорить с теми, кто скажет, что это всё формально, но на сегодня это единственный трехсторонний документ, в котором официально упомянуто о Великом Чайном пути, и этот факт надо максимально использовать для развития этого туристского направления. В соответствии с этим документом за тему Великого Чайного пути в рамках Экономического коридора Китай — Монголия — Россия в России отвечает Минэкономразвития, которому время от времени приходится чем-то отчитываться, и оно готово помогать хотя бы административным ресурсам тем, кто этой темой занимается.

И снова об информационной войне и ксенофобии

Китай — это рынок сложный, специфический, и с элементами определенных рисков — как экономических, так и политических, но это не повод от него отказываться, как к тому нас призывают блогеры-алармисты и их «полезные идиоты» — люди, не понимающие того, что эти блогеры ими просто манипулируют, используя их эмоции, искренность и доверие в своих интересах, трансформируя эти нормальные человеческие качества в ксенофобию. А сегодня ими развернута настоящая информационная война против сотрудничества России и Китая, и против китайских туристов — в том числе.

Одному, без поддержки со стороны государства, туристскому сообществу проводить, так, скажем, «контрпропаганду», не под силу, да и не по карману. Ростуризму в своей информационной политике надо не заклиниваться на рекламе туристских прелестей наших регионов, а проводить более комплексную, более действенную и эффективную информационную политику в сфере туризма, особенно в отношении самого перспективного направления, а именно — китайского. Тем более что нынешний руководитель Ростуризма не понаслышке знает, что такое информация в качестве инструмента достижения тех или иных целей.

Covid-19 стал испытанием для сферы туризма. Те её субъекты, кто не создал себе «подушку безопасности», не обеспечил каркас прочности за счет инновационных подходов, грамотного маркетинга и разумной диверсификации деятельности, сошли со сцены. Оставшимся предстоит вытаскивать отрасль, в том числе — и въездной туризм, из глубокого кризиса. Надеемся, при эффективной поддержке со стороны государства.

Автор: Владимир Бережных

Комментарии (0)